четверг, 29 ноября 2012 г.

Зима. Деревня. Русь.

Ну, если быть до тошноты правильным, то не совсем Русь, а республика Башкортостан, но, собственно, в чём разница? Только в том, что административно верное название поста не будет звучать сжато и чётко, как я придумал. На всех наших необьятных евразийских пространствах и жизнь природы и человеческий быт одинаковые, независмо от административных наречений, так что, пусть будет "Зима. Деревня. Русь."

Зима пришла.
Высоцкий сказал : "... снег без грязи, как долгая жизнь без вранья... "

Бело. Чисто. Тихо.

Смотрите:
Да, как и везде теперь, тут, словно  в сказке, деревенские дома  превращаются в загородные хоромы. Дом новый, а изгородь ещё не подверглась волшебству. Эклектично, зато живописно.




На снегу все цвета, от красного до чёрного, становятся  красочнее, и, как-то, значительнее

Покосившиеся заборы и сараюшки, которые летом казались вопиющим проявлением российской бедноты и отсталости, теперь, когда их опушил снег, становятся милыми, ужасно похожими на новогодние украшения в народном духе, так и хочется повестить эти игрушки на новогоднюю ёлку.  Хотя в них нет никаких красок, они кажутся потрясающе живописными, так и просятся на холст к какому-нибудь великому художнику



Даже прихваченная ржавчиной борона кажется художественным произведением

Люблю зиму. Люблю зиму !!!

понедельник, 26 ноября 2012 г.

Эфирное создание

В одном обычном российском городе стоит один обычный дом, построенный примерно, в  эпоху Кукурузы и Гагарина.
Этот домишко имеет небольшой обычный советский дворик
Не обычно тут одно - забор.
Это не заплот из штакетника, не конструкция из старых водопроводных труб; нет, вместо обычного забора,  здесь прохожих и дворик разделяет (как на войне), несколько ниток колючей проволоки.

Хотя дом, явно, очень послевоенный, тут, точно так же, как  пологалось в ранне-советских многоквартирных домах, во дворе имеется сараюшка. На Урале такие городские коллективные хлева называли  -"стайка". Когда-то советские горожане, не забывшие деревенский уклад, держали в стайках кур и поросят, хранили дрова. К началу семидесятых эта колективная тяга к натуральному хозяйству повсеместно выветрилась; сарайки стали уличными кладовками.
Давайте рассмотрим наше покосившееся сооружение поближе
Со стороны тротуара крыша сарайки оказывается, ниже уровня груди прохожих. Для детей это просто подарок. Можно залезть на крышу и прыгать оттуда в сугроб! Раньше наверняка так и было, но теперь крыша прогнила, провалилась и этот бесплатный советский аттракцион больше не функционирует.
Как видите, недавно сарай горел, но его успели спасти. Правда, не понятно, зачем спасли.

Через дыру в крыше, можно заглянуть внутрь крайней  ячейки этой сарайки. Разве это будет разумно - упускать такую возможность? Надо заглядеть!
Заглядываю.
 И вижу, что внутри медленно, мучительно, умирает ламповый радиоприёмник, ровесник дома
Некогда настоящее сокровище, гордость семьи, предмет зависти соседей.
Радио!
Это чудо техники в то время не слушали впол-уха, как сейчас.
Семья собиралась, все рассаживались на табуретки, скамьи и стулья. Глава семьи включал радио.
Все смотрели на зелёный глаз этого электрического существа;
глаз медленно наливался магическим сиянием, в динамиках появлялся, и постепенно укреплялся звук. Словно в сказке, сундучок обретал голос. Ни с чем не сравнимый ламповый голос. Этот волшебный ящик, этот ларец из драгоценной древесины, устанавливал невидимую связь  с Небесами! Да! В самом деле, из-за шёлковой перегородки, из-за сплетения золотых нитей вся семья слышала Глас, нисходящий с небес!
Сеанс магии открывался:  новости большого мира, которые солидным голосом проговаривал человек, находящийся в этот момент не где-нибудь, а в самой Москве(!!!). Концерт, который происходит прямо у тебя на дому(!!!!).
Ну, хорош. ПобаловАлись, и будя! Хозяин  радиоприёмник выключал, и все расходились по своим делам. Хозяйка крутилась у плиты или штопала чулки, Хозяин отправлялся колоть дрова, а дети - прыгать с крыши сарая и убегать со двора, когда батька грозился надрать уши, если они ещё хоть раз на сарай залезут.
Вот, такая раньше была жизнь. Вы верите в это? Нет? А, ведь, это правда. И было это совсем недавно.
Было это вечность тому назад.
Спросите у старого лампового радиоприёмника, он подтвердит. Он всё это видел когда-то, своим волшебным глазом.




понедельник, 19 ноября 2012 г.

Жизнь на Марсе

                              Посмотрите на это изображение марсианского канала

Вы, разумеется, уже видели похожие снимки, присланные роботами на Землю с Красной Планеты, эти сенсационные кадры обошли весь мир и знакомы каждому. Стародавние фантазии о том, что на пыльных тропинках далёких планет мы оставим наши следы, неожиданно стали реальностью. Марс стал заочно знакомой планетой. Да, всего лишь, заочно, потому, что за нас эту планету обживают роботы, впрочем, как и предсказывали фантасты. Однако!
Однако, это фото я сделал сам. Да, я сам!  Поглядите на эти почти отвесные откосы канала. Видите красные булыжники, скатившиеся на самое дно? Сколько миллионов лет они пролежали там? Или их принесло течением давно иссохших инопланетных рек? Никто не знает. Это космическая тайна.
Но, теперь я открою вам секрет: это совсем никакой не Марс, я там никогда не был, и в отряд первых марсиан записываться не буду. Боже упаси! То, что вы видите, это внутренняя поверхность старой водопроводной трубы, диаметр 30 см. Латать её дальше не было уже никакого смысла, и тогда её срезали.
 Она лежит в куче металлолома. Ничего, казалось бы, интересного. Сейчас её увезут в переплавку, скорее всего в Китай, но, не исключено, что и в Магнитогорск. Туда ей и дорога!
Но, всё-таки, согласитесь, что очень похоже на Марсианский ландшафт, каким он предстаёт на фотографиях. Они сделаны бездушными роботами, оцифрованы, зашифрованы, потом этот шматок информации выброшен в  космическую адскую бездну, пронёсся через непостижимые пространства, чтобы предстать перед вами картинкой на телеэкране или в журнале! Ну, чудо. Просто чудо! Однако, то же самое можно увидеть и у нас. Причём, там, где не очень интересно, там, куда большинство людей не пойдёт просто из самолюбия.
Да, перед вами зев распиленной, ни куда не годной водопроводной трубы, а вовсе никакой не марсианский канал.
Вода, которая течёт у вас из крана, вода, которую пили несколько поколений наших родителей, эта вода текла по таким, Марсианским ущельям, мы состоим на 70% из этой марсианской воды.
Вот, такая она - наша Жизнь. Не слабже Марсианской!
Напоследок ещё одно фото. Не очень по-марсиански, но, своеобразная первобытно-космогоническая красота в этом, по-моему, есть:



среда, 7 ноября 2012 г.

Дух дышит.

Второй вечер я смотрю на 1м ТВ "Обратную сторону Луны". Не знаю, как оно вам, а меня это кино захватывает просто поглощает. Обычно я телевизор слушаю, а тут сижу, как не знаю кто, и смотрю, смотрю.
Почему? Не знаю. Может быть, потому, что это безжалостный но точный диагноз? Наше коллективное сознание запуталось во времени, оно в коме, и никто не гарантирует, что оно сможет из неё выйти, что найдёт своё время.
Это не милиционер Деревянко в коме, это мы все в коме.

А, может, потому, кино так цепляет, что два года назад, я каждый день ездил на троллейбусе №13 в реанимацию к Риму, который точно так же, как герой фильма попал под машину времени и лежал в коме. Говорят, что для комы роковой рубеж - 21й день. Человек после этого срока или встаёт на ноги или ничего не удаётся поправить.
Я до последнего дня был уверен, что у нас всё закончится хорошо. Но чуда не случилось. На 22й день поздно вечером нам позвонили и сказали, что, -  всё.
Каждый день три недели я что-то отвозил туда. Искусственное питание, какой-то умопомрачительный заграничный антибиотик, пелёнки, смесь водки с шампунем и бог знает что ещё - и впереди была надежда. А потом надо было забрать тело и вещи оттуда; и надежды не было и ничего не было.
Наталья тогда свои чувства излить в стихах:
 Он шёл с хранителем поврозь.
Проспект не пропустил домой.
Вернуть его не удалось
Неумолимо-злой зимой.

Холодной комой день сурка
Катился к пропасти могил
До тех печальных пор, пока
О смерти врач не объявил.

Зима по-вдовьи выла вслед,
Над городом зашлась пургой.
Он шёл туда, где видел свет,
Он к дому шёл и в мир другой.

А у меня всё так и осталось внутри, и лежало до сих пор.

Я смотрел кино, но видел то, что было когда-то со мной.
Может, поэтому меня не отпускает эта многосерийка? Хотя, я уже знал, что ни один кинокритик слова доброго об этом кино не сказал, я смотрел, и меня цепляло.

Посмотрел вторую серию.
Час помотылялся, думая сам не знаю о чём, и не находя себе места. Попробовал чай попить, не идёт чай - мысли всякие мешают: тут какие-то ЖКХашные рейдеры объявились, подвалом нашим заинтересовались, того и гляди, лишусь своей заветнейшей кладовки , на работе неприятности, а  ещё кино это, и вообще так как-то ...
В этих бестолковых думах я помаялся, ничего путного не сделал  и пошёл умываться перед сном. Взял мыло, оно, естественно, запАхло мылом и...
... и вдруг запах мыла исчез. Он исчез! Вместо него появилось другое! Вдруг я ощутил давно забытый дух  фотопроцесса. Запах детства и молодости. Если хотите, можете считать это обонятельной галлюцинацией.
Из крана текла вода, в руках я держал мыло но при этом  чувствовал запах проявителя и фиксажа. Было ли это влияние фильма, я не знаю, но это случилось.
 Первый фотоаппарат у меня появился, когда я учился в шестом классе. Это было почти чудо. У меня появился самый настоящий фотоаппарат! Дешёвенькая, но бесценная "Смена". Ни у кого из моих друзей фотиков не было. Я сам мог сфоткать всё, что хотел! Отснятую плёнку надо было проявить. Потом ночью, завесив одеялом окошко в хрущёбной ванной, при свете волшебного красного фонаря, при котором каждый предмет становился неземным, но ни черта не видно, надо было через самый настоящий фотоувеличитель делать фотографию, на специальную белую фотобумагу, окунать её в ванночку с проявителем ... Появлялась чёрно-белая  фотография! Я сам её делал! Сам!  При этом я впитывал запах чуда, я осязал твёрдый край бумаги, потом, когда бумага превращалась в готовую фотографию, ощущал пальцами глянцевую или шершавую поверхность бумаги, острые зубчики высокохудожественно, как пила, срезанного края. Запах фотопроцесса к этому времени, уже исчезал, готовое фото пахло иначе, чем чудо появления запечатлённого момента.

В начале 90х(не помню точно - когда) пришло новое чудо- появилось то, о чём я раньше читал в "Советском фото", когда оно рассказывало о мировых стандартах и чужих достижениях. У нас, как взагранице, появились маленькие фотофабрики для народа. Они появились во всё ещё советских магазинах, появились потеснив привычные  отделы фототоваров, втиснувшись в прежнюю жизнь. Плёнка стала другой - сразу в кассете, не надо сидя в кладовке наматывать её на валик и вслепую вставлять в корпус кассеты. Сдаёшь девушке, стоящей за новым прилавком, отснятую плёнку, машина её проявляет, печатает - получи готовые фото! При чём - цветные!!!
Наступила новая эпоха!! Всё было невероятно просто и удобно. Но.
Но, фотография потеряла запах. Жалеть об этом было бы смешно. Ни кто и не жалел. Никто этого тогда и не заметил! Я сам только вчера обнаружил, что фотодело когда-то имело запах, которого потом лишилось...
Так в фотожизнь пришли девяностые.
Девяностые годы длились целую вечность. Цветные фотографии быстро стали привычными, трудно даже было поверить, что ещё несколько лет назад умение печатать цветное фото было знаком фото-крутизны.

Потом наступил двухтысячный год.
Не то, чтобы я всю жизнь ждал его, но, сколько я себя помню, все ломали голову над тем, каким он будет - 2000й год, что он нам принесёт...Само собой разумелось, что двухтысячный год будет в будущем. Я привык к тому, что 2000 год - это будущее, это недостижимо, это будет где-то когда-то, и вдруг - чудо. Миллениум происходит тут и сейчас....
Наступила новая эпоха.
Все назвали её двухтысячными годами.
 Я в интернет-общении упорно называл текущий момент нулевыми годами. По моим ощущениям наступило время, состоящее из одних нулей, но все вокруг почему-то называли это время двухтысячными.
Потом я заметил, что в речи моих неведомых мне сетевых  собеседников это выражение - "нулевые годы" стало проскальзывать всё чаще и чаще. Теперь само собой разумеется, что минувшее десятилетие следует называть нулевыми...
Двухтысячный год - символ будущего, стал прошлым, недавней историей. Фантастика!
Нулевые длились долго. Очень долго. Самое лучшее, что было в моей жизни, произошло именно в этот период.
Закончились нулевые тем, что у меня появился цифровой фотоаппарат. Киоски с проявкой и  печатью незаметно исчезли, стали приметой забытых девяностых. Пластиковые стаканчики от фотоплёнки, разноцветные конверты для готовых фотографий  превратились из обиходного хламка  в историческую малоценку. Наследие 90х и ранних нулевых. И это совсем недавно воспринималось, как новое слово? Как чудо?
Трудно даже поверить, что когда-то, невыносимо давно, мне надо было покупать пакетики с химикатами, разводить растворы, проверять температуру, прежде чем проявлять и фиксировать плёнку, затем печатать фотографии. Это ушло. Ушло безвозвратно. Запах зачатия и рождения фотографии выветрился навсегда. Исчез и забылся. Он жил несколько эпох тому назад.
 Однако, оказалось, что не исчезает ничего. По крайней мере, пока я живу, мои воспоминания живут во мне. Это только кажется, что они забылись. Я просто не догадываюсь об их присутствии во мне. В самый неожиданный момент они могут напомнить о себе. Так произошло, например, со мной, с исчезнувшим духом рождения фотообраза. Он, этот запах, на некоторое время появился, побыл со мной и исчез. Спрятался от меня. Почему? Зачем? Это из-за фильма "Обратная сторона Луны"? Возможно. А, может, и нет. Кто же знает?

пятница, 2 ноября 2012 г.

Сгущёнка

Вчера, 28 октября, вдруг, ни с того ни с сего, выдался погожий денёк. Спина перестала ныть. И, к тому же, мне НЕ надо было идти на работу! Значит, что? Значит, пора было срочно браться за неотложнейшие домашние хлопоты. Прежде всего необходимо было сделать два перезревших дела:
1 Навести порядок в кладовке, и
2  забрать мои вещицы с закрывшейся выставки "Back in the USSR".
За что же взяться сначала? Я подумал, и решил прокатиться куда-нибудь за город. Грех было бы не использовать такой неожиданно-солнечный день, для путешествия по родным просторам.
   Куда?
   Решено было двинуть на родину самой лучшей в мире сгущёнки - в Кармаскалинский район. В посёлок Карламан. А почему бы и нет? Кто может мне помешать сьездить в Карламан? Никто.
 Вперёд!
   Еду по городу, направляюсь в сторону аэропортовского моста через Белую.

   На перекрёстке улиц Айской и Революционной опять увидел её...
 Она появилась на этом перекрёстке полгода назад - летом.
Да! И не надо делать мне "фи" и крутить носом. Смотреть сюда!
Да, это наша жизнь. Смотрите на эту невыносимую картину, смотрите и думайте. Картина ошарашивающая(на то и расчитано! Кто же такой откажет!) профессиональная безногая нищая женщина, собирающая подаяние на светофоре, прямо  между машинами медленно ширкает по асфальту какими-то подложками. Эта несчастная женщина, просто символ современной России, поднятой с колен. Когда видишь её, то внутри становится тоскливо и холодно. Я нищим принципиально не подаю.
Интересно, кто её крышует?



Выехал из города.

По Стерлитамакскому тракту еду из Уфы по настоящему европейскому автобану, мимо всяких "Икей" "Ашан- мерленов",мимо аэропорта(довольно-таки международного). За аэропортом хай-вэй заканчивается, и начинается нормальная советская асфальтовая дорога на 5-. Доезжаем до Булгаково(см. гугл-карту) в пределах посёлка советская трасса вдруг снова превращается в полукилометровый евростиль и после знака "Булкаково"  как встарь становится советской - занятная чересполосица;
 по развязке-эстакаде поворачиваем на Кармаскалы. Тут напряжённое стерлитамакское движение ослабевает, начинается убаюкивающий равнинный пейзаж. Что поселения, что природа - всё спокойное и обычное - проще некуда. О! Неожиданное для этих мест название реки - Штиль. Миновал реку с необычным названием, и опять всё обыкновенное, родное, тянется поглащающий тебя простор.
Еду. Качусь. Колесю. Чувствую, как пространственность шири сгущается всё гуще и гуще.
   Вот и поворот на Карламан. Всю жизнь, сто лет, я ем карламанскую сгущёнку, но в самом Карламане я никогда не бывал! Так нельзя. Еду в Карламан!
Или не еду?
Или в Карламан?
Или нет?
И я почему-то решаю проехать по трассе дальше.

   Доехал до Кармаскалов, где пекут вкуснейший в мире белый хлеб с хрустящей корочкой, я его часто в Уфе покупаю в "кармаскалинском" магазине. Теперь можно купить кармаскалинский хлеб прямо в Кармаскалах!  Но искать хлебный магазин я не стал, дорога подхватила меня, и повела дальше, дальше, дальше ... . Я решил проехать через посёлок насквозь, проезжаю мосток через невеликую, провинциальную  Реку, оказался на просторе, повернул в юго-восточном направлении.

 Дорога оставалась всё такой же асфальтовой и очень даже замечательной, но она стала совершенно пустой. Вокруг - тишина. И средне-российская пустота.
 Но это была не  гибельная пустошь, которую я видел прошлым летом в Бирском районе.
... Тогда, год назад, я молил Бога Дорог, чтобы он не дал моему старенькому городскому "Мерседесу" сесть на брюхо - не хотелось погубить его на бесчеловечных рытвинах, бывших когда-то, в колхозном прошлом, тракторным проездом,  и многократно поплохевшем с тех пор; не было желания влипнуть в беду на этом проране земли, в который я неосторожно сунулся - и Бог услышал мои мольбы, я прополз! Я поехал.
...Тогда, опрошлый год, вокруг меня царила отчаянная картина ушедшей жизни, рухнувшего бытия. Роскошные гроздья черноплодной рябины висели на ничейных кустах заброшенного плодопитомника, сосенки и берёзки неспеша отвоёвывали у людей бывшие колхозые нивы.
... Тогда вокруг меня царил конец света.

А сейчас я оказался в довольно милой пустоши, на отличном асфальте.

Возле дороги стоит одинокий безлюдный домик. Фронтон под крышей свежепокрашенный. Что это за дом такой? Я так и не понял.


Сейчас покажу этот домишко в другом ракурсе. Вон, видите, слева от него на горизонте поселение. Это Кармаскалы. Ещё не далеко от рай-центра отьехано.
Мимо меня по дороге проехал одинокий "Камаз". Я заметил, что водила с недоумением и подозрительностью глянул на странного чужого чудака, зачем-то фотографирующего ничем не примечательный дом....
Этот взгляд означал, что я пересёк невидимую границу, и въехал в другой мир. В этом мире все на виду, тут невозможно затеряться в толпе, тут всё иначе.
 Едем дальше. Странное сочетание прекрасной дороги , совершенно безлюдного безмашинного пространства и ухоженных полей, на которых никого и ничего.
Вперёдсмотрящий, точнее вокругсмотрящий, который сидит во мне, неслышно крикнул мне: Капитан! Слева по борту вижу, сквозь дымку, неровный рельеф, не иначе, как уже совсем рядом предгорья Урала!
Да, до гор уже рукой подать. Такое ощущение, что рассматриваешь очень большой глобус. Вон там Уральский хребет, за ним виднеется Сибирь, а там уже недалеко и Тихий Океан. Но его пока не видно.

Какая же это сельская местность в Башкирии, если там нет лошадей? Лошади были и тут. Вон, парочка стоит валетиком, словно тяни-толкай. Хотел не снижая ходу, запечатлеть двуглавую лошадь, но в этот момент они башки опустили, и превратились в биологическую табуретку. Фото Тяни-Толкая не получилось. Дай-то вон того конягу запечатлею. Такой справный, бока лоснятся.. Снимаю! На фото получилось маленькое размазанное пятнышко.Да, снимать животных - это искусство! Не всякому дано.
Это у нас что? Сориентируемся по карте. Ага. Понятно. Вот дорога нарисована, вот Куллоярово. Всё правильно.
 Едем дальше!
Как и везде, деревни тут представляют собой странное сочетание старых избушек и здоровенных новых кирпичных домищ, которые почему-то называются коттеджами(фото нет).

А это советские сельхоз-промышленные ничейные руины. Неужели они никому и ни за чем не пригодятся? Не удивлюсь, если однажды появится семья каких-нибудь курдов или китайцев, которая развернёт тут своё хозяйство. См. фото :


----------

Едем дальше
Вьезжаем в Камышлинское лесничество, хотя, кроме небольшой рощицы возле этого стенда, никаких лесов и лесничеств вокруг не видно. За пределами кадра сплошные поля и пастбища.

с. Камышлинка. Довольно странный молельный Дом. Баптистская деревня, что ли? Или староверская? Никогда такого не видел.
Есть в этом поселении, кроме того, вещи, обязательные для крепкой советской деревни. На кладбище Мемориал в честь павших в боях с немцами, сельпо, сельсовет

Не перестаю удивляться нашей эпохе - первобытность, новейшие достижения и разруха, прекрасно уживаются рядом. Спутниковые тарелки на каждом шагу в любой глуши. Обычные, ни чем не примечательные космические технологии стоят по колено в грязи, и это ни кого не удивляет. Допотопная заржавевшия спутниковая антенна...


Вот и закончился асфальт!

Видите лесополосу? Она тянется вдоль железной дороги.

 Переезжаю "железку" и оказываюсь на приличной, поднятой просёлочной дороге. По случаю сухой погоды она очень даже проезжая

Проехав ещё немного, оказываюсь в лесу, настоящих дебрях.
Самое поразительное, что наши люди смогли пролезть даже сюда и нагадить даже тут. При чём, делали и делают они это регулярно, замусоривали родные просторы наши люди во все эпохи. Обломки советского телека и фаянсовая раковина соседствуют с пивной банкой и одноразовыми салфетками. Культурные скоты тут отдыхали! Салфетками пользовались. Любят себя, блюдут личную гигиену....



И всё это среди непролазных дебрей!

А это что за грибы? Не знаю. Но, чувствую, что брать их не надо.





Больше всего удивили босоножки со стразами, болтающиеся на ветке под осенним ветром. Это что же тут такое было?! Кто и как отрывался в этой глухомани? Как же она поехала домой босиком?!

Вокруг меня абсолютная тишина и безлюдье.
Стайка снегирей пробирается сквозь чащу короткими перебежками. Перепархивают с ветки на ветку. Наверное, спешат к человеческому жилью, наперегонки с Дедом Морозом, хотят украсить собой города и сёла к Новому Году. Слышно, как шуршат пёрышки на их крылышках.
Кажется, что я на краю света, хотя где-то не далеко железная дорога. Поскольку рельсы на переезде были не ржавые, то, значит, по этой ветке хотя бы иногда ходят поезда. Но за то время, что я тут был, ни одного состава не прошло. В такой оглушительной тишине поезд слышно миниум за 10 километров. Я услышал бы стук вагонных колёс, если бы прошёл поезд. Пусть поезда ходят тут редко, но железная дорога где-то совсем рядом есть. Ощущение края света обманчиво.
Да, что там железная дорога, вон моя машина - стоит на обочине вполне приличной "поднятой" грунтовой дороги. Щупальца цивилизации в лоне Природы...

Хорош гулять! Возвращаемся. Домой!
 Еду обратным порядком по лесной дороге
Еду  по просёлку, по асфальту, по трассе. Вон, в лучах заходящего Солнца, вижу, на горизонте парит в небе Город. Это Уфа.
Город построен на возвышенности, изваянной течением двух рек - Белой и Уфы. Возвышенность эта немалая, поэтому город хорошо приподнят над окружающей равниной.  Издалека кажется, что это Летающий Город, созданный фантазией художника Краснова, но это не художественный вымысел, это реальность. Это город, в котором я живу.

Приехали.
Пора ужинать.
Пожалуй,  надо будет сходить завтра в тот магазин, в который, привозят кармаскалинский хлеб. У него такая вкуснейшая хрусткая корочка!
==========

Вот, такая поездка получилось. Это только однодневка по хорошей дороге! Представляете, каким интересным может оказаться настоящее путешествие по России, по качественному бездорожью, на естественный конец света, и не на городском автомобиле, а на серьёзной проходимой машине? У нас потрясающая страна. Она бесконечна и беспредельна.

Я так и не сделал того, что обещал себе сделать по дому, я не попал туда, где Карламан, где молочные реки текут в сгущённых берегах.
И я  ни чуть не пожалел об этом.
Отложил на завтра, то, что обязан был сделать позавчера. Честное слово, я всё сделаю! А в Карламане, если буду жив, как-нибудь погощу.
============


=============